?

Log in

No account? Create an account
my photo

Советский композитор Кайдан-Дешкин

В советское время, наверное, трудно было найти человека, который бы хоть раз в жизни не слышал (если не исполнял) песню "Взвейтесь кострами" - гимн Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина. Многие знали и автора текста - советского поэта-песенника Александра Жарова, вошедшего в историю советской массовой песни не только благодаря гимну пионерии, но и таким произведениям, как, например, "Заветный камень". А вот автору музыки, Сергею Кайдан-Дешкину, повезло куда менее. Он так и остался в массовом сознании композитором одной песни. Не менее трагически сложилась не только творческая, но и жизненная судьба Сергея Фёдоровича.
Вот некоторые материалы, собранные в Интернете, о жизни и творчестве Сергея Фёдоровича Кайдан-Дешкина (1901-1972).

Кайдан-Дешкин Сергей Фёдорович

Композитор. Родился 23 июня 1901 года в Вильно (Вильнюс), умер 3 ноября 1972 года в Великих Луках.

Исследователи жизни и творчества Кайдан-Дешкина до сих пор не знают, когда у композитора появилась двойная фамилия. Ведь в свидетельстве о рождении Сергея Фёдоровича написано: отец – Федор Иванович Дешкин, канцелярский чиновник управления железных дорог, мать – Татьяна Александровна, домохозяйка.

Кайдан-Дешкин - автор многих песен, но самая знаменитая из них - это пионерская песня-гимн «Взвейтесь кострами, синие ночи», великолучанам также известна песня на стихи поэта А. Горюнова «Огни Великих Лук».

Член Союза композиторов СССР. Учился в музыкальном училище имени Гнесиных в Москве, закончить которое помешал арест. В 1930 году был арестован и в январе 1932 года осуждён Советской властью на десять лет как контрреволюционер. Работал на строительстве Карельского металлургического комбината. В ноябре 1956 года реабилитирован.

С сентября 1959 года проживал в городе Великие Луки. Писал пьесы, романсы и песни. Работал в Великолукском драматическом театре заведующим музыкальной частью, сотрудничал с Великолукским Домом пионеров и школьников, со школами и музыкальным училищем. В Великих Луках им написана музыка к спектаклям «Кремлёвские куранты», «Интервенция», «Человек с ружьём» и другим. В 1967 году в издательстве «Музыка» (Москва) вышел нотный сборник избранных произведений композитора.

Похоронен в Великих Луках. В 1991 году, к 90-летию со дня рождения композитора, С.Ф. Кайдан-Дешкину была установлена мемориальная доска на здании Дома пионеров, где он работал.

Источники:
1. Псковская энциклопедия // Главный редактор - А.И. Лобачёв. Псков: Псковское региональное общественное учреждение - издательство "Псковская энциклопедия", 2007. - С. 323.
2. Архив Александра Львовича Рашковского

Взято отсюда: http://lukigrad.ru/index.php/people10/kaydandeshkin

Сергей Кайдан-Дешкин: «Я ЖИВУ, КАК ЗАБИТАЯ КЛЯЧА…»

Сергей Федорович Кайдан-Дежкин, автор известного всей стране гимна, родился в 1901 году и до определенного времени действительно верил, что «близится эра светлых годов...».
Первые материалы о Кайдане-Дежкине были переданы в наш музей Тамарой Ивановной Сливинской. Это был норильский снимок Сергея Федоровича, сделанный в 1948 году, стихи, написанные в разные годы, нотные листы, датированные февралем 1942 года, и сборник «Легкие пьесы для фортепьяно», вышедший в ленинградском издательстве «Музыка» в 1967 году. Этот год был для композитора (к тому времени уже 6 лет как члена Союза композиторов СССР) особенным. Кроме сборника пьес была поездка в «Артек», куда его пригласили как автора «Взвейтесь кострами». Возвращаясь в Великие Луки, он заехал в гости к «подруге заполярных лет», музе, вдохновившей многих писавших и снимавших норильчан 40-х годов, — Тамаре Сливинской. Они не виделись более 30 лет с того самого времени, как Кайдан-Дежкин уехал из Норильска в Игарку. Он был вынужден срочно уехать, чтобы опять не оказаться в лагере, из которого освободился 9 августа 1940 года.
При встрече со Сливинской Кайдан-Дежкин рассказал, за что его арестовали в 1930 году. Так мы узнали, что он был разведчиком-нелегалом. В Польше к нему обратился советский агент с просьбой передать нашему командованию важные сведения, полученные им через немцев. При этом сообщил, что за ним следят и поэтому необходимо как можно быстрее передать эти материалы. Кайдан-Дежкин возмутился нарушением конспирации, но был вынужден действовать. Сергей Федорович сумел связаться с нашим командованием и передать добытое коллегой. Вскоре его вызвали в СССР «для отдыха», где арестовали, а затем осудили по статьям 58-11 и 58-8.
Тамара Ивановна Сливинская передала рассказ Сергея Федоровича о его пребывании на Лубянке, затем в лагере в Горной Шории, откуда его привозили на допросы в Москву. К сожалению, до сих пор не удалось найти документы, подтверждающие эту версию. По документам Великолукского архива, перед арестом Кайдан-Дежкин учился в знаменитой Гнесинке. В картотеке заключенных Норильлага, находящейся в Красноярском УВД, он вообще значится заключенным Норильлага с 1 февраля 1932 года, тогда как Норильлаг был построен только три года спустя. Кстати, тоже 23 июня. Так что документам тех времен особенно доверять не приходится, а путаница как раз работает на версию о Кайдане-Дежкине — «рыцаре плаща».
Тамара Ивановна рассказала и о происхождении двойной фамилии Кайдан-Дежкин: «Мальчиком он был бойскаутом, поэтому его и пригласили заниматься пионерскими делами. Тогда же он познакомился с будущей женой. Настоящая его фамилия — Дежкин, женившись, он взял фамилию жены — Кайдан. Когда об этом узнала его мама, то заплакала:
— Сереженька, ты знаешь, что такое по-украински «кайданы»? Кайданы — это кандалы. Зачем же ты добровольно на себя кандалы надел? Почему же она не взяла твою фамилию?
Девушке фамилия показалась неблагозвучной. Через некоторое время они расстались».
Тамару Сливинскую привезли в Норильск за два года до освобождения Кайдана-Дежкина, в 1938-м. Студентка мединститута была осуждена на 10 лет фактически за то, что родилась и жила в Харбине. Они познакомились в клубе 2-го лаготделения на концерте и очень подружились. Из воспоминаний Т.И.Сливинской: «Сергея Федоровича вместе с тезкой, виолончелистом Дягилевым, перевели во 2-е лаготделение, чтобы организовать там оркестр. Он создал хороший оркестр: виолончель, клавишные, скрипка».
«Заполярная правда» уже публиковала в 1989 году, когда в Норильск хлынул поток писем от бывших норильлаговцев, воспоминания Виталия Бабичева, который играл в духовом оркестре, где руководителем был Сергей Федорович:
«В шестом лагерном отделении жила группа музыкантов духового оркестра, руководителем и создателем которого был Сергей Федорович Кайдан-Дежкин. Оркестру нужен был трубач, и когда Сергей Федорович узнал о том, что я играю на трубе, он тут же прослушал меня и добился через НКВД, чтобы меня допустили играть в оркестр, так как политических к ним не брали. Таким образом, на 30 человек музыкантов политических было только двое — Кайдан-Дежкин и я, все остальные музыканты были «бытовики» (воры, бандиты, мошенники и др.). Оркестр играл на увеселительных вечерах для работников НКВД, танцах, похоронах, праздниках и других мероприятиях. Все музыканты ходили по пропускам, кроме Сергея Федоровича и меня. На каждый выход из зоны к нам приставляли конвоира. Кроме этого я работал шахтером, грузчиком угля на железной дороге, рабочим в геологической бригаде, и когда нужно было играть с оркестром, меня освобождали на полдня от работы и под персональным конвоем доставляли на увеселительные мероприятия. Однажды ночью Сергея Федоровича забрали с вещами и увезли в Норильск-2. Оттуда, как правило, никто не возвращался. Людей заставляли рыть для себя могилы, а следующая партия заключенных закапывала их и готовила могилы для себя. На следующий день должно было состояться важное мероприятие НКВД и срочно нужен был оркестр. Тут же вызвали старосту оркестра Виктора Еськова и предложили ему возглавить оркестр. Но все музыканты отказались играть без своего руководителя. Угрозы не помогли, и чтобы не сорвать мероприятие, ответственные лица были вынуждены вернуть Кайдана-Дежкина. ...Сергея Федоровича доставили к нам совершенно седым. Несмотря на то что его предупредили под строжайшую расписку никому не говорить о Норильске-2, все подробности я узнал от него лично».
Освободившись, он стал писать письма в лагерь, а писать было нельзя, не положено... Девушка понимала, что, храня переписку, подвергает опасности своего друга. Как-то работая во вторую смену в Центральной химлаборатории, она собрала письма, чтобы сжечь, но печь, как назло, была вычищена, и в ней уже лежали дрова для следующей смены. Поэтому, засунув письма за пазуху, она отправилась в барак. По дороге она зашла в контору за извещением на посылку и не заметила, как стоявшие на крыльце урки вытащили у нее сверток. Через некоторое время Кайдана-Дежкина вызвали в соответствующую службу и полковник, по воспоминаниям Тамары Ивановны, «довольно порядочный человек», сказал, что вынужден был читать его письма, что они очень хороши, что давно он не читал ничего более приятного, нежного, лирического... Но вольнонаемный не имел права писать зэкам. Начальник предложил влюбленному уехать из Норильска. И Сергей Федорович, как утверждала Тамара Ивановна, уехал в Игарку, где стал работать музыкальным руководителем Заполярного театра (того самого, который был открыт зимой 1936 года после заполярных гастролей Малого театра) и преподавать в педагогическом училище.
После гимна пионерии Сергей Федорович через 2 года написал «Песнь о Норильске». За этот гимн и еще три песни на стихи Владимира Фролова авторы кроме благодарности начальника Норильского комбината получили денежную премию — 1500 рублей каждый. А «Песнь о Норильске», где есть слова «Норильск родной, всегда с тобой!», пели артисты норильского крепостного театра — театра КВО (культурно-воспитательного отдела лагеря), организованного летом 1944 года. Песню «Енисей» мы и сейчас можем услышать в чудом сохранившемся фильме «Гигант Заполярья» — первом фильме о Норильске, снятом в самом конце войны Новосибирской киностудией.
По архивным документам, сохранившейся театральной программке 1943 года и по надписи (если верить ей) на фотографии, подаренной музею все той же Тамарой Ивановной, Кайдан-Дежкин до конца 1940-х годов был связан с Норильском. А если точнее, то Сергей Федорович Кайдан-Дежкин работал зав. музыкальной частью Норильского драмтеатра (до 1944 года — точно: есть документ, подписанный А.А.Панюковым). Сколько времени он провел в Игарке, выяснить пока не удалось. Из рассказа Тамары Ивановны: «В Игарке на квартире рядом с Сергеем Федоровичем жила женщина с ребенком и без мужа. Он был очень добрым человеком и всячески помогал им. Вскоре они поженились, он усыновил ребенка. Но через некоторое время эта женщина оставила его, а он очень долго помогал ребенку материально».
Не нашлось следов Кайдана-Дежкина не только в Игарке, но и в Красноярске, где, по рассказам Тамары Ивановны, Сергей Федорович женился вновь на актрисе театра, в котором работал (предположительно речь идет о краевом драматическом). Он обучал ее дочку Инну игре на фортепиано. Инне позднее посвятил свои лучшие стихи: «Я живу, как забитая кляча, нет в конюшне моей жеребят. И никто обо мне не заплачет, если черти возьмут меня в ад...» Жизнь с актрисой не сложилась...
Из материалов, присланных из Псковской области, стало известно, что в 1959 году композитор переехал в Великие Луки, где прожил до самой смерти, а прожил он 71 год. До Великих Лук он преподавал в Тувинской областной детской музыкальной школе в Кызыле, Новосибирском музыкальном училище, детской музыкальной школе в Прокопьевске Кемеровской области.
В Великих Луках замечательный пианист и композитор заведовал музыкальной частью Великолукского драматического театра.
Всю жизнь единственным богатством Сергея Федоровича был рояль, на нем он давал частные уроки, время от времени его приглашали выступить на концертах как автора пионерского гимна.

Источник: http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=13170

Жизнь и судьба узника Вятлага. К биографии автора музыки «Марша юных пионеров»

Многие ли знают, что музыку к знаменитой некогда песне первых пионеров ("Взвейтесь кострами, синие ночи!") ,которую мы вдохновенно пели на сборах и у костров , сочинил забытый ныне композитор Сергей Федорович Кайдан-Дешкин , чья нелегкая драматическая судьба была связана и с вятским краем.

Вот и захотелось мне написать об этом композиторе, оказавшемся не по своей воле в нашем крае, талантливом человеке с трудной судьбой , информацию о котором я нашел в Интернете. Оказалось , что личный фонд композитора находится в Государственном архиве г.Великие Луки. Позвонил в архив и тут мне повезло. Директор архива –Анатолий Иванович Сизов – оказался страстным краеведом и поклонником композитора. Он мне прислал материалы биографии и фото композитора .

Сергей Федорович Дешкин родился 23 июня 1901г. в Вильно ( теперь-Вильнюс ).Отец его – Федор Иванович Дешкин- был канцелярским чиновником управления железных дорог. Мать – Татьяна Александровна – домохозяйка. Так записано в свидетельстве о рождении. Когда у Сергея появилась двойная фамилия – Кайдан-Дешкин – выяснить пока не удалось .

Музыкальные способности у Сергея проявились рано , еще в мастерской фортепьянной игры им. Ярошевского в Москве ,где он учился в годы гражданской войны.

Из записных книжек Сергея Федоровича ( журнал «Вожатый»,1957,№11 ) мы узнаем ,что в 1922 в нему домой зашел сотрудник ЦК РКСМ Николай Брюханов и сказав ,что поэт А.Жаров стихи для пионерского марша на ритм марша солдат из оперы Гуно «Фауст» ,предложил написать музыку к маршу. Дешкин написал музыку , взяв темой звуки пионерского горна. Это было его первое произведение. Он показал песню своему учителю композитору А.И.Дианову, который ее одобрил, внеся исправление в один аккорд. Любопытно , что с поэтом А.Жаровым Сергей так ни разу в жизни и не встретился.

После того как песня зазвучала по всей стране , Сергей стал работать композитором одного из кукольных театров Москвы. Однако , наступило время массовых репрессий.

Сергей Федорович Кайдан-Дешкин был арестован органами ОГПУ 9 августа 1930 года "как контрреволюционер, способный на террор и шпионаж". Иными словами, взяли его "на всякий случай", пусть, мол, посидит в тюрьме. А.И.Сизов пишет в своей статье («Великолукская правда»,1991, 26 апреля ,с.3),что, по воспоминаниям жителей города , композитор без боязни резал правду-матку в глаза любому собеседнику. Видимо из-за этого и пострадал. В ту пору достаточно было написать донос - и человека нет. Короче, 5 января 1932г. он был осужден по статье 58-8, часть вторая, и приговорен к десяти годам лишения свободы. В молодом возрасте, в расцвете творческих сил он оказался за решеткой.

Сергей тогда учился в музыкальном училище имени Гнесиных сразу по двум специальностям и, несмотря на молодость, был уже состоявшимся композитором. Основные его сочинения - романсы на стихи Пушкина, Лермонтова, Блока, Щипачева, Алигер. Но , все-таки , настоящим шедевром, шлягером тех лет была популярнейшая пионерская песня "Взвейтесь кострами, синие ночи!".

Репрессированный композитор начал отбывать свой срок в Вятлаге ,но уже в 1935г. его этапом привезли в Дудинку (Норильлаг) , где с 1 января 1937г. он стал руководителем духового ( по другим данным джаз- ) оркестра . В нем Иван Бачеев, ударник из знаменитого оркестра Цфасмана.

Своего руководителя музыканты уважали за исключительную честность и человечность ,за природный музыкальный талант. Это доказывает поведение коллектива, который спас композитора от неминуемого расстрела.

В одну из ночей в барак , где спали заключенные ,пришел охранник ,поднял Кайдан- Дешкина с нар и с вещами увел с собой. Опытные лагерники определили, что Сергея Федоровича отправили во второе отделение Норильлага, откуда назад дороги не было. Всех находившихся там заключенных расстреливали. Было это перед праздником. На следующий день для проведения важного мероприятия потребовался оркестр. Музыканты оркестра наотрез отказались играть без руководителя. Уговоры и угрозы не помогли. В конце концов лагерное начальство согласилось с требованием музыкантов и вернуло Кайдан- Дешкина в оркестр. Вернулся он седым.

Вскоре Сергею Федоровичу пришлось пережить еще один удар судьбы. В Дудинском порту ,где руководимый им оркестр «воодушевлял» своей музыкой заключенных ,он ,среди прибывших этапников , увидел своего родного брата –поэта, который писал на эсперанто - Георгия Федоровича Дешкина. Позднее Сергей Федорович узнал , что другой его брат – Леонид Федорович – был расстрелян в 1938г.

В лагере Сергей Федорович познакомился с Ольгой Николаевной Калиновской, которая до ареста жила на КВЖД , а в Норильлаге пела в художественной самодеятельности. Он посвятил ей свой знаменитый «Норильский вальс».

После освобождения 9 августа 1940 года (ровно через десять лет после ареста!) он поселился на севере Красноярского края, работал в Игарском театре, преподавал в педучилище народов Севера, а также в Норильском заполярном театре драмы им.В.В.Маяковского.

Это был знаменитый театр , в труппе которого работали первоклассные мастера. Театральным художником там работала Ольга Бенуа. В театре играли урожденная княгиня Евдокия Урусова ( актриса театра им. Ермоловой ), Виталий Головин ( сын певца Большого театра , обвиненный в убийстве Зинаиды Райх ) , Георгий Жженов , Иннокентий Смоктуновский . В Норильск была сослана в полном составе Львовская хоровая капелла. О декорациях ,костюмах и постановках театра в 40-х годах до сих пор ходят легенды.

Потом Кайдан-Дешкин переехал на юг, в Туву, где с 1943 по 1956 год работал в Тувинском драматическом театре. Довелось ему пожить и в Красноярске, где Сергей Федорович заведовал музыкальной частью краевого театра драмы имени А. С. Пушкина, преподавал в музыкальном училище N 14.

В бытность свою в Норильске композитор Кайдан-Дешкин создал знаменитую тогда в Сибири песню о Енисее "Брат полярных морей" на стихи В. Фролова. Эта песня была очень любима молодежью, особенно речниками, звучала она повсюду и в послевоенные годы, и очень часто танцевальные вечера начинались под звуки этой прекрасной мелодии... Об этом тепло вспоминает в газете «Красноярский рабочий», 2004, 5 августа ветеран Енисейского пароходства И. Таскин.

Где бы ни трудился в Сибири этот замечательный музыкант и добрый душевный человек, он постоянно чувствовал, что его талант остается недостаточно востребованным, а сам он долгие годы был человеком второго сорта, носившим на себе незримый ярлык "врага народа". И хотя в ноябре 1956 года он был реабилитирован, но, как многие творческие люди того времени, оставался до конца своих дней морально травмированным человеком.

В 1959г. С.Ф.Кайдан-Дешкин переезжает в Великие Луки ,где работает заведующим музыкальной частью драматического театра. Композитор внес заметный вклад в его историю. Им была написана музыка ко многим спектаклям ,сыгранным на сцене театра. А всего для разных театров страны Кайдан- Дешкин написал музыку к 60 спектаклям. Им же написан ряд музыкальных пьес –«Мазурка» , «Кукольный вальс», «Колыбельная» , «Гавот» , «Канатная плясунья» , «Задушевный вальс» , «Весеннее утро». В 60-е годы в ленинградском отделении издательства «Музыка» был выпущен сборник пьес композитора , а на киностудии «Ленфильм» был выпущен посвященный ему фильм.

Жители города Великие Луки до сих пор хорошо помнят высокоэрудированного ,скромного и добросердечного человека, неизменно ходившего в берете и с красным галстуком . Тем более, что для них Кайдан-Дешкин написал на стихи поэта А.Горюнова песню «Огни Великих Лук».

Умер Сергей Федорович 3 ноября 1972г. , но память о нем среди великолукской детворы не угасла. Она ухаживает за могилой композитора , оборудовала уголок посвященный ему в школе-интернат №1.

В 2001г. в Великих Луках широко отмечалось 100-летие со дня рождения Кайдан-Дешкина. В посвященных юбилею мероприятиях принимала участие Тамара Ивановна Сливинская (г.Москва) , знакомая с композитором по Норильлагу.

Источник: http://www.1archive-online.com/archive/rushkovsky/kaydan-deshkin.htm

Вот ещё ссылка на Живой Журнал внучки композитора: http://kaydan-deshkin.livejournal.com/

Comments

я был пионером, и разумеется, помню "Взвейтесь кострами синие ночи".
Знаю, что наградой за созданное в те годы, почти всегда была отсидка, сломанная судьба. Поэтому, судьба Сергея Дёшкина скорее типична, чем уникальна. А песни были отличные. Не чета нынешним.
Да, согласен, песни были отличные, не чета нынешним, потому что их писали профессионалы с высшим музыкальным образованием и большим творческим потенциалом. А сейчас единственный критерий оценки музыкального (да и не только) произведения - коммерческая востребованность. Вот и выходит, что в массовых жанрах - один духовный фаст-фуд да бездарные "гении".
боюсь, дело не только в этом. С приходом рэпа ушла мелодическая основа нашей старой песни. Вернее, не ушла, а была оттеснена. "Вальс устарел..."
Думаю, не всё так грустно. Рэп в нашей стране, по моему мнению, явление коммерческое, во многом насаждаемое масс-медиа среди подростков, и с ним, наверное, произойдёт то же, что произошло с итальянскими и французскими оперными постановками 18 века. Помнит ли о них сейчас кто-нибудь? Кроме профессиональных музыковедов, вряд ли. А помнят и любят Глинку, основа творчества которого - народный мелос. Хотя, конечно, и у рэпа останутся поклонники, но, думается, немногочисленные, маргинального типа, так сказать.
я так думаю, Сергей, что самая большая дурость нового времени, это отказ от музыки Глинки, как Гимна России. Разве можно сравнить музыку Глинки с нынешней мелодией, восходящей, впрочем, к Калинникову.
Калинников не плох, но бесспорно не сравним с Глинкой.
Конечно, музыка Глинки во всех отношениях сильнее. У Александрова она более предсказуема, т.е. понятно, какими приёмами пользовался композитор, у Глинки - чистое вдохновение. Но, с другой стороны, когда слушаешь даже сверхгениальное произведение по принуждению, рано или поздно оно набьёт оскомину, а музыка Глинки, думается, этого не заслуживает. В музыкальном плане это, конечно, квинтэссенция отечественного духа, символ символов.
Поэтому, на мой взгляд, трудно сказать, что лучше. Что же касается нынешнего гимна, то с его нынешним текстом он более похож на пародию.
В основе мелодии Александрова заимствование у Калинникова.
Не думаю, что в данном случае это принципиально важно. Да, действительно, первая фраза гимна совпадает с одной из тем "Былины" Калинникова, но в советской песне таких примеров очень много: "Широка страна моя родная" = "Из-за острова на стрежень" + хор Верстовского, "Авиамарш" = "Я вас любил", "Не кочегары мы, не плотники" = тема из "Щелкунчика". Кстати, и "Взвейтесь кострами" по признанию авторов навеяна "Хором солдат" из оперы "Фауст".
Разумеется, не это главное. Но мне как россиянину по рождению и русскому, живущему на Украине, очень бы хотелось, чтобы Россия сделала великую музыку Глинки свои Гимном. Впрочем, я об этом уже говорил и понимаю, что не от нас зависит решение. Увы. Благодарю Вас за разговор. Буду заходить в ваш блог, Сергей.
Я помню эту песню по своим пионерским годам и сейчас изредка поддерживаю связь с внучкой Сергея Фёдоровича.
my photo

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com